Частному здравоохранению готовят новые правила ведения бизнеса

Пандемия коронавируса наглядно продемонстрировала, что рынок частной медицины России находится в непростой ситуации. Во время пандемии почти все технические и интеллектуальные  ресурсы этих учреждений оказались выключенными из борьбы с заболеванием.

Время показало, что существует  определенная категория жителей, которые готовы были платить частным клиникам за то, чтобы лечиться от COVID-19 у них. Но частному бизнесу, по сути,  отдана  лишь диагностика болезни — анализы, томография…

По приказу 198 Минздрава коронавирус  могут лечить все участники рынка. Однако,  лечение может происходить лишь в рамках обязательного медицинского страхования. Коммерческие клиники могут работать по ОМС, но  условия, предоставляемые государством, настолько не вписываются даже в затраты учреждений, что смысл ввязываться в эту систему видит лишь очень небольшой процент частного медицинского бизнеса.

На этом фоне обеспокоенность представителей рынка частного здравоохранения усилилась принятием в первом чтении  законопроекта о реформе системы ОМС  (Обязательного медицинского страхования).

Новым законом предполагаются  существенные ограничения полномочий страховщиков. После его окончательного принятия страховые компании не смогут проводить экспертизу качества медицинской помощи в федеральных учреждениях, которые оказывают  высокотехнологичную медпомощь. Данные  функции будут переданы ФФОМС. Объем финансирования на ведение дел страховщиков ФОМС сократят в два раза.

По сути, речь идет о двух законопроектах. Первый был  внесен еще в начале этого года и посвящен наделению ФФОМС и ТФОМС дополнительными функциями по контролю деятельности страховых медицинских организаций. В целом пакетом поправок предполагается обособление в бюджете ФФОМС сегмента для обеспечения работы по ОМС федеральных медцентров; передачу контрольных функций от страховых компаний фонду и соответственно сокращение бюджета СМО на ведение дел; заявительный порядок участия в ОМС  вместо уведомительного; планирование объемов медпомощи жителям одного региона в медорганизациях другого субъекта ; замена структуры тарифов расходами и расширение  предела закупок медоборудования за счет средств ОМС до 300 тысяч рублей.
Пациентские сообщества, страховые медорганизации, частные клиники указывают на целый ряд рисков, связанных с законодательной инициативой. Не поддержал нововведения и российский Минфин, указав, что сохраняется риск дискриминации участников системы ОМС при распределении объемов. Об этом же говорят и в ФАС России, и члены Национальной ассоциации негосударственных медорганизаций, соответствующее обращение направлено   вице-премьеру РФ Татьяне Голиковой.
Как считает Елена Брусилова, президент ГК «Медси», «систему здравоохранения ждет дополнительная к пандемии COVID-19 встряска». «Это довольно быстро ощутят и пациенты, и медицинские организации. По сути, отрасль окончательно лишают ключевого инструмента повышения качества услуг – конкуренции», – цитируется ее оценка.

Близка и позиция Григория Ройтберга, президента АО «Медицина», по этому вопросу. «Сегодня больной идет за деньгами, которые чиновник счел нужным направить в конкретную медорганизацию. Почему? Возможно, он считает, что так лучше для общества, может еще что-то. И вот больной идет за деньгами в учреждение, куда идти не хочет и которое не готово за него бороться, – говорит он.

– При этом мы давно знаем, что лечение в государственной больнице обходится на 30–40% дороже, чем в частной клинике. И, тем не менее, с какой-то параноидальной настойчивостью, которая не имеет никакой логики, происходит то, что мы видим. Может быть, проще дождаться, когда все это окончательно рухнет? Только больных жаль, – цитируют  Ройтберга.

По мнению же учредителя и генерального  директора медицинских центров «ИнтерМедикум» Юлии Струговой, «в том, что финансирование федеральных учреждений здравоохранения пойдет, минуя страховые компании, можно разглядеть и определенные плюсы».

– Прежде всего, это пациенты, у которых появится возможность на получение высокотехнологичной медицинской помощи в федеральном учреждении здравоохранения. Сложности с получением направления из своего региона присутствуют – дефицит средств на региональном уровне нередко ограничивает возможности территориальных фондов в направлении пациентов в федеральные медицинские центры и клиники. С принятием законопроекта в первом чтении сомнений в том, что нововведения будут приняты на законодательном уровне, не остается. С большой вероятностью, алгоритм финансирования изменится. Конечно, любые новации вызывают беспокойство у бизнеса, но привыкть к новым правилам, видимо, все же придется, – говорит Юлия Стругова.